Артем Тавакалян: Хотелось бы видеть себя в НБА, в «Чикаго Буллз»

17.11.2016 22:17 Akop_Petrosyan

Форвард Delaware State University из 1-го дивизиона NCAA – дал интервью сайту pro100basket.ru о NCAA и о жизни в США .

– Артем, Армению сложно назвать баскетбольной страной, расскажи, как ты попал в этот вид спорта? 
– Хочешь правду? Я просто увидел Майкла Джордана по телевизору, когда мне было лет пять. Сидел с папой на диване и сказал ему, что хочу быть, как MJ. Гонялся за мечтой и попал сюда, в NCAA. 


– Расскажи свою историю, как ты попал в NCAA? 
– Я начинал в «Тринте», пришел туда из «Единства» вместе с тренером Петром Маринковичем. Потом попал на сборы в Америку через Бориса Каребина, он помог мне найти школу – Florida Air Academy, где тренировался Саша Каун когда-то. Он занимался у того же тренера, у которого был я – у Аубина Гопоро. За год учебы я нашел несколько университетов, одним из них стал Delaware State University, где меня подписали сразу же в день просмотра. Сейчас идет мой четвертый год в Штатах.

– Альтернативные варианты предлагали? 
– Меня приглашали в новую армянскую команду – «Урарту», которая выступает в Суперлиге-1. Я отказался. 


– Как быстро тебе удалось найти общий язык с ребятами в команде? 
– В университете сразу удалось найти общий язык. У меня и в школьной команде не было русских игроков, были греки, испанцы, американцы. Русскоговорящие ребята в школе тоже были, но я старался от них отдалиться, чтобы выучить язык. Особых проблем с этим не было. 


– Как давно видел свою семью? 
– Видимся, в основном, летом. Думаю, семья сможет прилететь после Нового года. 

– Сколько штатов успел облететь за четыре года? 
– Флорида, Северная Каролина, Южная Каролина, Вирджиния, Нью-Йорк, Нью-Джерси, Техас, Гаваи, Калифорния…Думаю, штатов 20. Больше всего понравилось в Лос-Анджелесе и Сан-Франциско. На Гавайях мы надолго не смогли задержаться, но в этом году летим туда снова на Рождество. 


– Во время учебы делают поблажки? 
– Нет, никогда. Когда улетаем играть в другие штаты, нам дают два-три дня, чтобы мы успели сдать домашнее задание. Если прилетели в четыре утра, то идем домой, спим четыре часа, потом – на пары. То есть, даже в день прилета не освобождают от учебы. Если ты не учишься, значит, не играешь, все строго. Два раза в неделю качалка – в 5:30 утра начинается, в 6:30 заканчивается, потом занятия, потом в семь вечера опять тренировка. На этой неделе, например, все тренировки были в семь утра.


– С финансовой точки зрения есть какая-то помощь со стороны университета? 
– Все игроки подписывают договор с NCAA, что университет платит за наше обучение. ВУЗ, в свою очередь, выплачивает нам стипендию в размере 30 тысяч долларов в год. Плюс, здесь оплачивают проживание и питание. 


– Матчи НБА удается посещать? 
– Я был только на двух играх, и то довольно давно. В то время я просто занимался баскетболом в лагере и ничего больше не делал. Сейчас уже, когда сам ездишь в большие университеты играть, выходишь на площадку, по-другому начинаешь относиться и к НБА. 


– Сколько человек приходит на игры? 
– У нас в университете небольшой зал – на две с половиной тысячи человек. Но он стабильно заполненный на каждой игре. Однажды играли против Арканзаса, на той игре было 15 тысяч болельщиков. 

– Есть мнение, что в американском баскетболе делается упор на индивидуальные качества конкретного игрока, ты согласен с этим? 
– Это зависит от тренера, культуры команды, университета и момента в игре. Бывают моменты, когда тебе нужно взять на себя ответственность, и есть игроки, которые отлично умеют это делать. Но в то же время в Америке играют в командный баскетбол. Когда вы смотрите американский баскетбол, то кажется, что эта игра сугубо индивидуальная. На самом деле игроки делают так, что открывают друг другу площадку настолько широко, что кажется, будто игра идет один-на-один. На самом деле это не так. Может создаться впечатление, что форварды идут напролом в одиночку, а защитники им не помогают. Так происходит, потому что все «бросающие» игроки попадают больше, чем в 50% случаев. Защитники отдаляются от нападающих, поэтому кажется, что последние – единоличники. В университете такого нет, тут мы играем «зону» комбинации 2-3, 1-3-1. Но это не во всех университетах. Есть те, кто набирают лучших игроков, с самыми выдающимися физическими данными и выстраивают команду вокруг них. 


– Самое яркое достижение твоего университета? 
– У нас было три чемпионских титула конференции подряд – в 2005, 2006 и 2007 годах. Играли также против Duke, играли в NCAA Tournament и вылетели оттуда сразу. Два года назад, когда я уже тут учился, мы боролись за чемпионский титул конференции и проиграли в финале. 


– Почему сейчас твой университет находится чуть ли не на последней строчке в рейтинге? 
– Так случилось из-за того, что мы потеряли пятерых лучших игроков команды. Они, к сожалению, уже выпустились. Пока не было такого, чтобы мы выигрывали у крутых команд из других конференций, поэтому рейтинг такой невысокий. Если посмотришь список команд прошлого года, то Делавэр был где-то в середине. 


– Самый яркий момент за время твоего пребывания в Штатах? 
– Поразило, что даже в университетских командах уровень организации, как в НБА. Летаем по Штатам, за сезон играем почти столько же игр. Круто смотреть на самого себя по телевизору. Здесь настолько развита медийная сторона спорта: телетрансляции, огромные PR-службы, реклама. У каждой команды есть люди, которые следят за сайтом, продвигают игроков, вносят статистику. У нас их несколько человек, в больших университетах – больше 10 специалистов.


– Делавэр – очень маленький штат, в нем не живет и миллиона человек, как там с развлечениями? 
– Первый год в университете я много отдыхал, развлекался, хотел узнать, что такое студенческая жизнь. Сейчас мне уже это неинтересно, я больше сфокусировался на баскетболе, чем на остальных вещах. Через два года мне уже нужно будет искать команду, в которой я заиграю профессионально, поэтому о развлечениях думать некогда.

– С партнером по сборной и NCAA Аркадием Мкртчяном встречались на играх в Америке? 
– Нет, пока не получилось поиграть друг против друга. Надеюсь, в последний мой год учебы получится это сделать. До регулярного сезона те 15 игр, которые мы играем, нужны Университету для того, чтобы заработать как можно больше денег. Наши с Мкртчяном ВУЗы – довольно средние, и поэтому руководство старается выбирать в соперники более сильные университеты, чтобы заработать больше. Это все бизнес.

Где видишь себя в будущем? 
– Хотелось бы видеть себя в НБА, в «Чикаго Буллз», например (смеется). Когда играешь в первом дивизионе, у тебя всегда в подсознании есть мысль о том, что ты хочешь быть в НБА, и есть процент того, что ты можешь туда попасть. Есть много игроков в Ассоциации, которые попали туда из второго и третьего дивизионов. Главное - быть в нужное время в нужном месте. Если не получится здесь, то хотелось бы играть в Европе: в «Локомотиве», например.


banner
Другие статьи этого автора ():

Комментарии для сайта Cackle
Генерация - 1.2584850788116 сек.